М В Зенкин - Исторические взгляды н г чернышевского в историографии (1960-е годы -начало XXI в ) - страница 1

Страницы:
1  2 

Питання історіїта історіографії

М.В.ЗЕНКИН

-*

УДК94.4 (РОССИЯ) |

ИСТОРИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Н.Г.ЧЕРНЫШЕВСКОГО В ИСТОРИОГРАФИИ (1960-Е ГОДЫ -НАЧАЛО XXI В.)

В статті аналізується стан вивчення історичних поглядів М.Г.Чернишевського в радянській історіографії в період з 1960-х років до початку XXI ст. та еволюція його теорії у цілому.

Ключові слова: історіографія, М.Г.Чернишевський, історична концепція.

В статье анализируется состояние изучения исторических воззрений Н.Г. Чернышевского в советской историографии периода 1960-х годов до начала XXI века и эволюция оценок его теории в целом.

Ключевые слова: историография, Н.Г. Чернышевский, историческая концепция. The article analyses the situation of studying of historical views of Chernyshevsky in soviet historiography and evolution of his theory evaluation.

Key words: historiography, Chernyshevsly, historical conception.

Исторические воззрения Н.Г.Чернышевского в литературе подвергались довольно тщательному изучению со всех сторон. Исследовались его взгляды как на российский исторический процесс и его специфику, так и работы демократа, касающиеся истории других государств. В историческом блоке наследия Чернышевского исследователи находили основу его взглядов по основным, самым животрепещущим проблемам развития России. В истории он, как и другие передовые умы того времени, искал доказательства своей позиции по актуальным вопросам общественно -политической ситуации России.

Историография рассматриваемого периода не представлена большим перечнем работ, но те, что являются предметом нашего исследования, в достаточной степени фундаментальны и вполне отражают основные этапы в изучении идейного наследия демократа, в частности его исторических воззрений.

В определенной степени «прорывом» можно считать выход в 50-60-х гг. коллективноймноготомнойработы «Очерки истории исторической науки в СССР», где были отображены типичные подходы советской науки к исследованию воззрений видных представителей отечественной исторической мысли XI-XIX вв., в частности, Чернышевского. В ней предпринята, на наш взгляд, удачная попытка представить его историческое воззрения в целом, разворачивая их на фоне таких же концепций его современников и коллег по демократическому лагерю. Автор главы -В.Е.Иллерицкий, как и все представители советской историографии предлагает читателям видение исторического процесса Чернышевским, исходя из его «революционно-демократического» мышления. Иллерицкий предлагает выделить ряд этапов в развитии революционно-демократического направления в русской историографии и высшим из них называет 50-60-е годы, связанные с именамио.

О

о

of

М.В. Зенкин

26

Чернышевскогои Добролюбова, создавшими теоретически обоснованную программу коренных преобразований [1]. В решении вопросов о необходимости народной революции в России, роли народных масс в истории и будупщхревдлюционньгхперемен они, как указывает Иллерицкий, влияли на Герцена и Огарева, помогая им «преодолевать их либеральные колебания, содействовали их утверждению на позициях революционного демократизма, в частности в трактовке исторических проблем» [2].

Иллерицкий, безусловно, не переоценил вклад демократав историческую науку, говоря о школе Чернышевского и Добролюбова. В центре его внимания стояли важнейшие для России того времени проблемы народного движения, реформ, общественных течений 60-х годов, исторической роли и перспектив русского капитализма.

Намереваясь ознакомить читателей с основными направлениями исторической концепции Чернышевского, Иллерицкий поставил перед собой одну главную цель -показать истинную сущность его воззрений, их прогрессивность и демократичность в сравнении с идеями представителей иных течений общественной мысли.

Последовательно разворачивая различные аспекты концепции демократа, историк не уставая подводил ее под признанную тогда незыблемой ленинскую концепцию, не выхолащивая, тем не менее, ценные разработки мыслителя в области истории. Указав на отправную точку его взглядов на исторический процесс -признание подчинения его объективной закономерности, Иллерицкий тут не противопоставляет его воззрения позиции дворянских и буржуазных исследователей, которые, по его мнению, не отвечали требованию объективности, ибо руководствовались они отсталыми концепциями, отрицавшимитворческую роль народныхмасс в развитии общества. Вообще, этот аспект взглядов Чернышевского значил для всех советских исследователей его наследия чрезвычайно много, вкупе с

Исторические взгляды...

проблемами борьбы за свободу на протяжении столетий, борьбой старого и нового, где исследователи находили доказательства подлинногоревдлющонногодуха демократа, проблемой исторического процесса, роли личности в истории, роли государства, соотношенияреформы и революции и прочее.

Важным достижением в изучении наследия Чернышевского в постсталинский период является более глубокий подход к анализу его творчестваи отходот идеализации его взглядов, что свойственно и Иллерицкому

Правда, в какой-то момент создается впечатление, будто он немного запутался, намереваясь, с одной сторону, отделить Чернышевского от оценок предыдущего периода, с другой же, оставить в наличие все сложившиеся к тому времени официальные подходы к характеристике идей демократа. Иллерицкий в целом справедливо указывает на недостатки его мировоззрения. Однако он пришел к странному выводу, что, несмотря на исключительно «материалистические тенденции в оценке отдельных исторических процессов и явлений», революционеры-демократы все равно не вышли за пределы исторического идеализма в трактовке коренныхоснов общественного развития [3]. Это один из важных недостатков концепции, в частности Чернышевского, согласно оценке Иллерицкого. Думается, что он слишком тщательно искал материализм в воззрениях демократа.

Что же касается проблемыборьбы старого и нового, Иллерицкий, противоречит сам себе. Он обвинил Чернышевского в том, что тот не дал ей последовательного материалистического обоснования, хотя сам факт, что все радикалы считали народ главной движущей силой истории, «высоко поднимает их над представителями дворянско-буржуазной историографии и составляет самую главную особенность и отличительную черту демократического истолкованияистории» [4].

Действительно, народу и его борьбе за свободу Чернышевский придавал особое значение, но до понимания проблемы

< і

и

LL1 CQ

X СОклассовой борьбы он не доходил, четкого определения классов не дал, в чем исследователь видит исторически обусловленный недостаток. Это и понятно, ибо сложноубедительно доказать подлинную, практическую революционность Чернышевского.

Помимо серьезного внимания вопросу о роли народных масс в истории, Иллерицкий отмечает основательн^1йэкономическийблок в исторической концепции мыслителя. Он обосновал положение и роль экономического фактора в истории наиболее глубоко, подходя к материалистическому пониманию истории, пытался наметить этапы исторического прогресса, определить особенности каждого из них. Огорчило исследователя то, что демократ не дошел до понимания учения марксизма об общественно-экономических формациях и ошибочно утверждал, что установление феодальных отношений представляло собой шаг назад в общественном развитии по сравнению с античным рабовладельческим строем.

Коснулся Иллерицкий проблемы государства, верно отметив более объективный подход Чернышевского к пониманию его роли в истории, нежели у представителей буржуазной историографии, в частности основоположника русской государственной школы Б.Н.Чичерина. Однако, очевидно большее внимание он уделал, как и все советские исследователи, важнейшей проблеме соотношения реформы и революции в наследии Чернышевского. Для Иллерицкого, в сущности, все было ясно и он убежденно представил его революционером. Он ни в коей мере не отрицал того факта, что демократ признавал необходимостьреформ, частично облегчавшихположение народаили дававших ему некоторыеправа, но ошибочно, на наш взгляд, указал, что реформы он считал вредными, тормозящими исторический прогресс [5].

На самом деле Чернышевский утверждал обратное. Так, говоря о деятельности ряда российских императоров и оценивая их деятельность, он обращал внимание главным образом на то, какие меры они принимали для улучшения управления страной, какие законыиздавали и что делали для обеспечения прогрессивного развития России. Обеспечить же это можно только реформами, главное, чтобы они были своевременными, глубокими и последовательными: «Конечно, и в экономическихделах, как во всяких других, надобно... предлагатьтолькотакие реформы, которые возможны» [6]. Тех же, кто мешал правителям, Чернышевский осуждал: «Думая о том, что люди, называющиеся учеными, воображающие себя доброжелательными и честными, напрягают все свои силы, чтобы пустозвонными декламациями и тупыми возражениями, не идущими к делу, задержать реформу столь благотворную, мы не можем не иметь к ним того чувства, которое человек, желающий улучшений в жизни, имеет к обскурантам и ретроградам» [7].

Иллерицкийпишет: «В отличие отГерцена и Огарева, Чернышевский и Добролюбов не знали колебаний в сторону либерализма, настойчиво сплачивалиреволюционные силы России, решительно боролись с либерализмом и подвергли критике либеральные иллюзии Герцена и Огарева» [8]. Думается, что он явно упрощал особенности русской общественно-политической мысли середины XIX в., упуская из виду реализм политических представлений как Герцена и Огарева, так и Чернышевского.

Фигура Чернышевского в указанной ранее работе показана как образец демократа, борца за подлинные народные интересы, находившего при анализе исторического процесса объективные доказательства своей демократическойтеории. Однако Иллерицкий везде стремился осуществить свою цель -доказать, что вся историческая позиция Чернышевского - обоснование закономерности революционного решения общественных проблем.

Свои мысли по поводу идейно-научного наследия мыслителя, в частности его исторического блока, В.Е.Иллерицкий >

ю о

о

■о I

X

х<

127

о оо

of

М.В.Зенкин

28

развернул в других своих работах, относящихся к 60-70-м годам XX ст. [9].

В работе «История России в освещении революционеров-демократов» Иллерицкий подверг исторические взгляды Чернышевского самому тщательному анализу, разумеется, исходя из ленинского подходак его наследию. Интересно, что в этой работе автор периодически говорит о нем и его соратниках как о «демократических» деятелях, называет движение, к которому они принадлежали, просто демократическим, но идеологию, развиваемую и пропагандируемую ими, исключительно революционно-демократической. Очевидно, уже тогда Иллерицкий признавал, что с революционностью Чернышевского не все так однозначно, как трактовалось в советской историографии. Однако лишенный, очевидно, свободы развивать такие идеи в печатных работах, он вынужденно следовал сложившимся выводам в изучении наследия демократа.

Давая общую характеристику историографии Чернышевского, он указал, в целом правильно, на недостатки, присущие работам Г.В.Плеханова, Ю.М.Стеклова и М.Н.Покровского. Ленинские же подходы оценил как своеобразную вершину последовательно научной методологии, из которой советские исследователи черпали принципы анализа мировоззрения демократа. Недостатков в ленинских оценках Чернышевского историк не замечал [10]. Более значимые, нежели ранее, результатыв изучении исторических воззрений демократических деятелей Иллерицкий отмечал, начиная с середины 1930-х гг. Но тогда-то, после рядя постановлений партии и правительства, и наступил застой в подлинно научных исследованиях, невозможных в рамках тоталитарной сталинской системы, хотя и было впервые, по сути, обращено внимание на изучение конкретного содержания исторических взглядов всех демократических деятелей. Ряд недостатков этих исследователей Иллерицкий, впрочем, вполне справедливо отметил.

Исторические взгляды/...

Указывая на достижения и просчеты своих предшественников, историк объявляет свою задачу - «выделить то общее во взглядах демократических деятелей, что превращало эти взгляды в цельное и самостоятельное направление в русской историографии середины прошлого (т.е. XIX в. - М.З.), определить конкретные теоретические принципы и характерные черты этого направления, выяснить его место и роль в общественной борьбе, в развитии революционной исторической мысли» [11].

В.Е.Иллерицкий достаточно успешно решил эту задачу. Пусть его оценки творчестваЧернышевского и базировались на марксистско-ленинскойметодологии, работы историка представляют ценность и сегодня. В работе «История России в освещении революционеров-демократов» он последовательно раскрыл взгляды Чернышевского, начиная с формирования его воззрений и их теоретических основ, через вопросы российской истории, вплоть до проблем современности.

В главе, посвященной формированию и теоретическим основам исторических взглядов революционеров-демократов, Иллерицкий по сути повторил свои мысли, изложенные в фундаментальной коллективной работе «Очерки истории исторической мысли в СССР». Далее же он последовательно и всесторонне раскрывает воззрения Чернышевского по конкретным историческим периодам развития Российского государства, чего до него так глубоко и последовательно не делал никто. Историк обоснованно акцентирует внимание на обеспокоенности демократа по поводу отсутствия среди изданных исторических источниковинформации характеризовавшей бы различные стороны народной жизни, что было вполне объяснимо в условиях монархического строя [12]. Действительно, Чернышевский сути, только начинается, не затронуты еще очень многие ее стороны, в особенности «внутренняя история жизни русского народа» [13].

< і

и

LL1 CQ

X СО

Иллерицкий вскрывает его отношение и к различным историческим школам, не замедлив, в рамках критики им альтернативных его собственной исторических концепций, приближать демократа к тому образу, который создан в концепции В.И.Ленина. Историк всячески подчеркивает тот факт, что историческая концепция Чернышевского более прогрессивная, по сравнению с теориями его идейных противников. Безусловно, исследователь отметил и то, что у всех них демократ отмечал не только недостатки, но и очевидные достоинства, например, у либералов, хотя этот аспект его идейного наследия Иллерицкий освещает однобоко. Достижения либералов в области исторической науки, отмечает он, Чернышевский ставил выше дворянской историографии, поскольку буржуазные историки обращались к новой проблематике, освещая те этапы и сюжеты истории России, которые игнорировала дворянская историография и, главное, стремились рассматривать исторический процесс в качестве закономерного. Разумеется, многое у либералов не устраивало демократа, например, игнорирование роли народных масс в истории и превращение государства в ее творца. Яростно спорил он и со знаменитой «теорией закрепощения сословий» Чичерина, в которойон стремился доказать мысль об исторической обоснованности исключительного права власти на реформирование российского общества. Однако Чернышевский не умалял права правительства на проведение реформ. В теории Чичерина его раздражало не это. Он также, как и либералы, был сторонником естественных перемен. Никак не мог он согласиться с тем, что Чичерин полагал закрепощение крестьян, как и других сословий, естественным ходом событий. Безусловно, Чернышевский был прав, невозможно считать разумным историческое обоснование правильности и естественности введения рабства. Но он, тем не менее, высоко оценил личность и работы Чичерина, будучи более объективным в оценках достоинств либералов. Последние же не находили ценного в идеях демократа-радикала, считая их вредными.

Иллерицкий же, освещая критику Чернышевским исторической концепции либералов, мало останавливался на позитивных отзывах и «выпячивал» негативные. Он считает, что его историческая концепция «была призвана обновить и оправдать борьбу народных масс за освобождение» в противовес буржуазным историкам, которые «оправдывалиугнетение народных масс» и рассматривали борьбу за социальное освобождение «как проявление силы анархической, разрушительной, подрывающей разумный порядок, воплощенный в государстве» [14]. Но и либералы ведь не были так уж далеки от истины, как полагает историк, Да и Чернышевский в оценках революционных выступлений был ближе к либерально настроенным общественным деятелям, хотя и понимал, что такие выступления допустимы в случае систематического роста степени принуждения народа и его пролетаризации, ведущей к нищете и лишениям. Тем не менее, он пропагандировал, как пишет Иллерицкий, тем более «настойчиво», идеи революционной борьбы с самодержавно-бюрократическим строем [15]. Повторим, возможность такого развития событий Чернышевский признавал, но никогдана ней не настаивал, отодвигая ее на отдаленную перспективу.

Чернышевский у Иллерицкого выглядит несгибаемым борцом за распространение принципов революционно-демократической идеологии на познание исторических явлений. Главным его достижением в области анализа исторического процесса он считает признание народных масс важнейшей творческой силой истории, несколько выхолащивая из исторической концепции демократа роль личности в истории. Приоритет народа несомненен. Чернышевский постоянно акцентировал на этом внимание читателей, но и значение >

ю о

о

II >

■о

I

X Х<

129

X

I

о оо

of

30

деятельности, в частности, личностей императоров он также признавал, оценивая деятельность некоторыхиз них очень высоко.

Итак, освещая позицию Чернышевского по различным актуальным проблемам исторического развития, В.Е.Иллерицкий всячески доказывает истинность ленинской концепции. Вопросы о роли государства в жизни общества, движущих силах истории, происхождениякрепостного права в России, роли монголо-татарского нашествия и другие он исследует именно исходя из нее и оценивает Чернышевского как революционера и мыслителя-диалектика, правда в ряду других представителей радикального лагеря [16]. Если же какие-то недостатки Иллерицкий и находитво взглядах демократа, так это отсутствие того материалистического понимания исторических явлений и процессов, в частности происхождения государства, «которое было выработано основдположникамимарксизма» [17]. Однако ни Иллерицкий, ни его предшественники, ни последователи не прекращали поиск тех позиций в наследии Чернышевского, которые позволили бы им приблизить его к марксизму. Попытки, впрочем, были безуспешными.

Примерно в это же время вышла книга В.И.Астахова «Курс лекций по русской историографии» (1959г, переизданная в 1965 г.). Однако всестороннего и глубокогоанализа исторической концепции Чернышевского у него не получилось. Предваряя ее изложение самой общей характеристикой историографии, Астахов указывает на две ошибочные, с его точки зрения, крайности. С одной стороны, это работы Г.В .Плеханова, «меньшевистская позиция» которого «не позволяла ему правильно определить классовую природу исторических взглядов Чернышевского, не позволяла показать их основные особенности и, прежде всего, пламенный патриотизм и революционную целеустремленность» [18]. Однако Плеханов не был связан необходимостью «правильно», т.е. в духе «официальной» советской историографии, оценивать работы

Чернышевского. Делал он это с достаточной долей объективности, не лишенной и ошибок. Кроме того, указанная «революционная целеустремленность» у демократа почти не просматривалась Плехановым.

На иных позициях оказался, и не без основания, Ю.М.Стеклов, который, в отличие от Плехановской точки зрения на историческую концепцию Чернышевского, в которой заметен некоторый идеализм, встал на ошибочные крайне материалистические позиции. Причем, Астахов считал, что такая точка зрения еще хуже. Мало того, он указывал: «Называя Чернышевского историческим материалистом, Стеклов извращал истинный характер его взглядов на общественное развитие» [19]. Среди причин таких ошибок историк, по сути, верно указал на недостаточную источниковую базу для исследования, а также то, что и Плеханов, и Стеклов рассматривали воззрения Чернышевского в отрыве от тех социально-экономическихусловий, в которыхработал мыслитель. Впрочем, ошибки у них были не только из-за этого, особенно у Стеклова, который, явно намереваясь «модернизировать» Чернышевского, порой в его оценках уходил еще дальше Ленина.

Сам же Астахов постарался исправить их ошибки и начал анализ исторических взглядов демократа именно с краткой характеристики условий, сложившихся в России в середине XIX века. В своей работе, изданной уже в 1965 году, он не делает такой экскурс, решив очевидно, что этот контекст уже существует.

Рассматривая воззрения Чернышевского, Астахов конкретизирует свое внимание на четырех, как он пишет, особенностях теории демократа [20]. Однако эти особенности не во всем соответствовали действительности, а были преподнесены в духе упомянутых неоднократно ленинских, не совсем верных, подходов. Так, к первой особенности отнесены вера в творческие силы народа и его великое будущее, а также борьба против узкого национализма [21]. Сомнительным здесь выглядиттезис о вере в творческие силы

< і

и

LL1 CQ

X СОнарода, хотя Астахов не развил глубже эту мысль.

Интересны вторая и третья черты: «боевая партийность и политическая заостренность» [22] и последовательный демократизм и революционная целеустремленность [23]. Здесь историк остановился на борьбе Чернышевского против официальной историографии, куда Астахов почему-то отнес и либерала Б.Н.Чичерина, и стал доказывать ревдлющонностьЧернышевскога Эта мысль была им продолжена и при характеристике четвертой особенности - исторический оптимизм и вера в неизбежную победу прогрессивных сил [24], разумеется, в оценке Астахова, только через революцию. Мало того, он назвал его «крупнейшим революционером». «Признание революции как необходимого и решающего элемента развития, - пишет Астахов, - лежит в основе исторического оптимизмаЧернышевского... История, по мнению Чернышевского, не беспристрастная наука о прошлом, а руководство к революционным действиям в будущем» [25]. Вообще, он отстаивает точку зрения, что мыслитель был не столько просветителем, сколько крупнейшим революционером, стоявшим на просветительских позициях, хотя некоторые его современники сами указывали на обратное. Например, один из активных деятелей русскогореволюционного движения - П.Г.Заичневский оценивал его как исключительно кабинетного работника, неспособного разбираться в людях и, из-за этого, мало пригодного для практической революционной работы. На это прямо указывал Б.П.Козьмин в своих исследованиях

[26].

Особенно Астахов останавливался на наиболее характерной, с его точки зрения, особенности исторических взглядов Чернышевского - наличие в них элементов исторического материализма. По сути, Астахов, занял срединную позицию, условно говоря, между Г.В.Плехановым и Ю.М.Стекловым. Он считал, что «несмотря на идеализм во взглядах Чернышевского на развитие общества, в них проявляется сильная материалистическая тенденция; больше того, историческая мысль великого русского ревдлюционногодемократа шла по тому пути, который в новых исторических условиях приводил к историческому материализму» [27]. Эти тезисы Астахов выдвинули в переиздании книги в 1965 году, ничего нового к исследованию исторических взглядов Чернышевского он не добавил, отстаивая все те же ленинские v «революционные» оценки его теории. х

Немало места в своих работах уделил Ё творчеству Чернышевского А.Н .Цамутали. Однако он, в отличие от В .Е.Иллерицкого, изначально не ставил своей задачей тщательный анализ воззрений демократа, касающихся российского исторического процесса. Большее внимание на страницах своих работ он уделил анализу исторических взглядов других представителей демократического лагеря. Примером такого подхода является его книга «Очерки домарксистского направления в русской историографии 60-70-х годов XIX в.».

Давая анализ историографии этого вопроса, накопившейся к началу 1970- годов, Цамутали делает определенный акцент на работах Г.В.Плеханова, Ю.М.Стеклова, М.Н.Покровского, В.Е.Иллерицкого. К последнему он обращается довольно часто, критикуяего выводы, но в основном в деталях, не касаясь общего подхода к анализу наследия Чернышевского, что, впрочем, тоже интересно и важно.

Ошибочные выводы Цамутали находили у Плеханова, и у Покровского, что не мешало ему очень высоко оценивать их вклад в исследование исторической концепции Чернышевского [28], а также у В .И. Ленина, присоединяясь к справедливой критике других ученых в его адрес [29].

Что же касается непосредственного анализа исторических взглядов Чернышевского, то он проводился фрагментарно, поверхностно, создавая у читателей впечатление, что, невзирая на некоторые недостатки, эти взгляды -

131

|    своеобразная вершина прогрессивной I    научной мысли того времени [3 0]. >х        Однако следует отметить, что больший 1    интерес представляет не столько сравнение ==    идей представителей демократического ^    лагеря с Чернышевским, скольконесогласие о    самого Цамутали с оценками других его g    коллег в особенности с Иллерицким. В них ?    онуточнилнекоторыепозиции исторических ^    взглядов Чернышевского, но эти уточнения S    недостаточно значимы для их анализа из-за 5:   того, что идеи Чернышевского не находились ™    в центре внимания историка и их оценка оказалась, как указывалось, слишком фрагментарной. Проблема в том, что Цамутали  сравнивает  здесь идеи представителей демократического направления в историографии с воззрениями Чернышевского, полагая, по-видимому, что к работам исследователей творчества Чфнышевскогодобавить уже нечего. Фигура мыслителя у него выступает как некая веха в развитии исторической мысли, с которой теперь можно только сравнивать идеи других, менее влиятельных деятелей того времени.

Страницы:
1  2 


Похожие статьи

М В Зенкин - Исторические взгляды н г чернышевского в историографии (1960-е годы -начало XXI в )

М В Зенкин - Общинная теория н.г.чернышевского в историографии