В Г Пикалов - Историческая наука россии в ХХ веке переоценка важнейших проблем и событий - страница 1

Страницы:
1 

Електронна бібліотека

видань історичного факультету

Харківського університету

Пикалов В. Г. Историческая наука России в XX веке: переоценка важнейших проблем и событий // Проблеми періодизації історії та історіографічного процесу: Харківський історіографічний збірник. -Харків: НМЦ "СД", 2002. - Вип. 5. - C. 139 - 142.

При використанні матеріалів статті обов'язковим є посилання на її автора з повним бібліографічним описом видання, у якому опубліковано статтю. Дана електронна копія статті може бути скопійована, роздрукована і передана будь-якій особі без обмежень права користування за обов'язкової наявності першої (даної) сторінки з повним бібліографічним описом статті. При повторному розміщенні статті у мережі Інтернет обов'язковим є посилання на сайт історичного факультету.

Адреса редакційної колегії:

Україна, 61077, Харків, пл. Свободи, 4,

Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна,

історичний факультет. E-mail: istfac@univer.kharkov.ua

©Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна; історичний факультет ©Автор статті

©Оригінал-макет та художнє оформлення - зазначене у бібліографічному описі видавництво ©Ідея та створення електронної бібліотеки - А. М. Домановський

В. Г. ПИ КАЛОВ

РЕЦЕНЗИЯ

ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА РОССИИ в XX веке: ПЕРЕОЦЕНКА ВАЖНЕЙШИХ ПРОБЛЕМ И СОБЫТИЙ

Историческая наука России в XX веке/Отв. ред. Г. Д. Алексеева.М.: Скрипторий, 1997. 568 с.

Епоследнее десятилетие XX века российская историческая наука вошла в сферу масштабных перемен, свойственных постсоветскому обществу. Историографическая ситуация этого периода отразила всю сложность и противоречивость длительного развития советской исторической на­уки XX столетия.

В среде историков-профессионалов 90-х годов прозвучали слова о кризисе исторической науки, который проявился после 1985 года и принял особый характер после 1991 года. Поиск причин, объяснений, ответов приводил к заключению, что теоретической основой советской исторической науки стала эклектическая доктрина из теоретических и методологических наработок К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина, Н. Бу­харина, Л. Троцкого, А. Богданова, В. Сталина, подвергшихся в дальней­шем обработке. Появились жесткие определения «марксизм» пере­стает быть символом научного знания.

Важной вехой периода стал информационный бум. Завершилась эпо­ха многолетней «репрессивной» ориентации советских историков в критике «буржуазных фальсификаторов». Наступило время взаи­модействия российских и западных историков в рамках активного ди­алога и продуктивного восприятия идей и концепций зарубежных исследователей. Западная историография в это время также испытыва­ла перемены, сдвигаясь в сторону нового типа историографической мо­дели информационно-культурного.

В 90-е годы российскую историографию несколько взбудоражила вер­сия о внутреннем расколе в среде историков-профессионалов как в пони­мании причин, приведших к кризису, так и в поиске путей его преодоле­ния. Была высказана мысль и о том, что их объединяло лишь понимание сути кризиса как кризиса теории и методологии и восприятие происхо­дящих перемен как угрозы депрофессионализации исторического знания. Подобное состояние неизбежно вело к тому, что историографический дналогчасто подменялся взаимными упреками в отступлении от принци­пов профессионализма,

Розділ VI. РЕЦЕНЗІЇ

Постепенно в среде историографов сформировалось вариативное от­ношение к историографическому процессу советского периода. Одни видели в прошлом лишь информационный багаж для ориентации в со­временности, другие всемерно подчеркивали важность изучения про­шлого для понимания особенностей современной историографической ситуации. Наметившийся плюрализм в интерпретации отечественного исторического процесса XX столетия укреплял надежды на дальнейшие перспективы.

В сложных условиях поиска ответа на вопрос «как преодолеть кри­зис» в 1997 году под эгидой Института российской истории РАН выш­ла в свет коллективная монография об исторической науке в XX веке. Острие монографии было направлено на переосмысление и переоцен­ку важных проблем и событий прошлого отечественной историче­ской науки, без понимания которых нельзя уяснить ее современное состояние и ту роль, которую она должна играть в обществе XXI века. Авторы видели свою главную задачу в подходе к созданию обновлен­ной концепции и методологии изучения историографического мате­риала через рассмотрение ключевых проблем, новых тем и вопросов, недостаточно исследованных на предшествующих этапах работы исто­риографов.

В монографии четко обозначены два главных направления исследо­вания историографического процесса: как соотносятся и взаимно влия­ют друг на друга государственная идеология, политика государства и правящей партии, историческая наука, историческое сознание народа; как отразились взаимоотношения с властью, государственными струк­турами и коллегами на творчестве и жизненном пути историков различ­ных поколений, школ и направлений. Для исследований авторами при­влечен разнообразный и в большей части новый историографический материал, который вовлекает в процесс сопоставления и анализа на про­тяжении чтения всей книги. При всем этом Г. Д. Алексеева (отв. ред.) пишет в предисловии: «редколлегия не требовала от авторов единой со­гласованной точки зрения на процессы и явления, связанные с развити­ем исторической науки в XX веке».

Сложным для анализа и в ряде вопросов дискуссионным является первый раздел монографии. Открывает его работа Г. Д. Алексеевой «Ок­тябрьская революция и историческая наука», в которой рассматривает­ся острейшая идейная борьба по вопросам революций, свершившихся в феврале и октябре 1917 года. Эта борьба отражала политическое про­тивоборство различных социальных и политических сил. Именно она оказала большое влияние на весь процесс формирования историогра­фии XX века. По мнению Г. Д. Алексеевой, таков тип общественного со­знания XX века, таков характер отношений между наукой и идеологией, наукой и политикой (с. 41).

Пикалов В. Г. Рецензия

141

Во второй работе Г. Д. Алексеевой «История. Идеология. Политика (20-30-е годы)» конкретизированы основные выводы первой работы: наука всегда так или иначе связана с властью, ее структурами, но тип и характер связи различен.

Вслед за каждой из названных работ идут попеременно две работы

A. А. Овсяникова. В первой— «Эпоха в советской исторической пауке:

B. И. Ленин» автор подчеркивает противоречие между Лениным-по­литиком и Лениным-историком и отмечает, что, руководствуясь конк­ретными сиюминугными интересами политической борьбы, он был боль­ше политиком, чем историком. Автор пишет, что В. И. Ленин выдвигал интересные в методологическом отношении идеи, но не придерживался их на практике. В другой работе Овсяникова «Непризнанный классик большевистской историографии» звучит с уверенностью мнениеотом, что Л. Троцкий так и не написал своей главной книги, а то, что издано, требует глубокого и скрупулезного анализа.

Затем в монографии следуют две проблемные работы. Первая вен­герского исследователя Томаса Крауса «Своеобразие русского истори­ческого процесса: о дискуссии Л. Д. Троцкого и М. Н. Покровского», в ко­торой автор, не считая Л. Д. Троцкого историком, показывает его методологические подходы к истории России.

Статья С. В. Константинова «Дореволюционная история России в идеологии ВКП(б) 30-х годов» посвящена использованию в идеоло­гии партии традиций русского патриотизма. В ней привлечены очень интересные архивные материалы, отражающие контроль ЦК над написа­нием учебников в связи с восстановлением в середине 30-х годов препо­давания истории.

Л. А. Сидорова в работе «Оттепель в исторической науке. Середина 50-середина 60-х годов» указывает, что этот период был переломным в развитии исторической науки, которая освобождалась от сталинского прочтения истории. В то же время автор отмечает, что историческая наука обретала лишь «санкционированную свободу» и что в течение 60-х годов сложилась новая идеологическая система канонов.

Некоторые вопросы развития исторической науки в 60-80-е годы про­анализированы в третьей работе Г. Д. Алексеевой, завершающей первый раздел монографии. В ней убедительно доказывается, что за 70 лет суще­ствования советской исторической науки единых характеристик ее раз­вития дать нельзя, поскольку типы взаимоотношений государства и исто­рической пауки, степень взаимовлияния науки и власти были различны.

Второй раздел коллективной монографии посвящен персоналиям выдающихся историков XX столетия, среди которых С. Н. Валк, Б. Д. Греков, А. А. Зимин, В. И. Невский, М. В. Нечкина, А. М. Панкра­това, Б. А. Романов, Н. Л. Рубинштейн, Д. Б. Рязанов, М. Н. Тихомиров, Л. В. Черепнин и П. Е. Щеголев. Авторы биографического жанра вое­

142

Розділ VI. РЕЦЕНЗІЇ

создают в коротких очерках тип историка, который сложился и эволю­ционировал в советское время под влиянием условий, диктовавших науке и историкам определенный тип творческой деятельности, поведе­ния, влияния на науку. Особый интерес представляют очерки, написан­ные об ученых их учениками М. Г. Вандалковской о М. В. Нечкиной, В. Б. Кобрина о А. А. Зимине, А. Сидоровой о А. М. Панкратовой, В. И. Буганова о М. Н. Тихомирове. Восприятие учителя ученикоминтереснейшее явление в историографии, которое вносит особые инте­ресные и яркие штрихи в образы выдающихся историков.

Таким образом, монография коллектива российских историографов (16 авторов) интереснейшее и яркое свидетельство роста в последнее десятилетие XX века внимания ученых к прошлому отечественной исто­рической науки, что и определяет перспективы ее дальнейшего активного развития. Результаты, достигнутые в ней, пристально изучаются сегодня и, несомненно, привлекут внимание новых поколений историков XXI сто­летия. Монография является примером серьезного прорыва в методоло­гическом и фактографическом изучении истории исторической науки в России. Монография и сегодня на постсоветском пространстве служит ярким примером необходимого обращения историографов, работающих над изучением особенностей развития историографической культуры не­зависимых государств, в направлении изучения периодов советской ис­ториографии. Думаем, что данная монография привлечет внимание ук­раинских историков к изучению особенностей развития украинской историографии в хронологических рамках XX века.

Страницы:
1 


Похожие статьи

В Г Пикалов - Историческая наука россии в ХХ веке переоценка важнейших проблем и событий