А П Мартемьянов - Императорские земли в нижней мезии и фракии локализация управляющий и рабочий персонал - страница 1

Страницы:
1 

Електронна бібліотека

видань історичного факультету

Харківського університету

Мартемьянов А. П. (Харьков, Украина) Императорские земли в Нижней Мезии и Фракии: локализация, управляющий и рабочий персонал // Античный мир. Византия: К 70-летию профессора В. И. Кадеева (Сб. науч. трудов). - Харьков: АО «Бизнес Информ», 1997. - C. 123 - 129.

При використанні матеріалів статті обов'язковим є посилання на її автора з повним бібліографічним описом видання, у якому опубліковано статтю. Дана електронна копія статті може бути скопійована, роздрукована і передана будь-якій особі без обмежень права користування за обов'язкової наявності першої (даної) сторінки з повним бібліографічним описом статті. При повторному розміщенні статті у мережі Інтернет обов'язковим є посилання на сайт історичного факультету.

Адреса редакційної колегії:

Україна, 61077, Харків, пл. Свободи, 4,

Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна,

історичний факультет. E-mail: istfac@univer.kharkov.ua

©Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна; історичний факультет ©Автор статті

©Оригінал-макет та художнє оформлення - зазначене у бібліографічному описі видавництво ©Ідея та створення електронної бібліотеки - А. М. Домановський

А. П. Мартемьянов

ИМПЕРАТОРСКИЕ ЗЕМЛИ В НИЖНЕЙ МЁЗИИ И ФРАКИИ: ЛОКАЛИЗАЦИЯ, УПРАВЛЯЮЩИЙ И РАБОЧИЙ ПЕРСОНАЛ

дним из важнейших источников пополнения фиска являлись

|доходы, поступавшие из личных владений императора в Ита-

^_^лии и провинциях [1, р. 36]. Эти имения, получившие в специ­альной литературе наименование императорских доменов, рассматри­вались с юридической точки зрения как частная собственность импе­ратора [2, с. 41] и находились первоначально в ведении имперского прокуратора патримония, а со времени Септимия Севера прокурато­ра rei privatae [3, s. 2-7; 4, s. 121]. Наряду с рудниками и каменоломня­ми, виллами и садами, они включали в себя обширные земельные вла­дения, обозначавшиеся, как и имения частных лиц, терминами saltus и praedia. Отдельные императорские поместья могли быть объединены в более крупные административно-хозяйственные комплексы tractus, regiones или provinciae [4, s. 125]. Во главе императорских доменов нередко стояли специальные прокураторы, как правило, из представи­телей всаднического сословия или императорских вольноотпущенни­ков. Эти должностные лица не только осуществляли руководство про­изводственной деятельностью в имениях, но и решали по мере необ­ходимости правовые вопросы, так как императорские земли обладали экстерриториальностью, и их население не подлежало юрисдикции властей гражданской общины, на территории которой находился тот или иной домен [1, р. 52; 2, с. 40, 42; 4, s. 125-129, 133, 134].

Относительно полные данные о структуре, организации управле­ния и производства, правовом положении императорских доменов имеются лишь для Египта, Проконсульской Африки и некоторых мало-азийских владений Рима [1, р. 36-40; 2, с. 39-55]. В остальных случаях свидетельства источников об императорской собственности в про­винциях сводятся главным образом к упоминаниям в эпиграфических

памятниках лиц, связанных с управлением доменами, и довольно скуд­ным археологическим данным. К сожалению, это в значительной мере относится и к фракийским землям. Между тем при воссоздании об­щей картины аграрных отношений, сложившихся в первые века н. э. на территории восточнобалканских провинций Рима, наличие земель­ных владений императора и их специфику учитывать необходимо. Ввиду этого задача обобщения данных источников об императорских доме­нах в Нижней Мёзии и Фракии представляется весьма актуальной и именно ее решению посвящена настоящая работа.

Несомненным является засвидетельствованный нарративными и эпиграфическими источниками факт существования императоре. з домена на территории Фракийского Херсонеса. Значительная часть плодородных земель этого полуострова, в свое время принадлежавшая правителям Пергама, была обращена в ager publicus римского народа после смерти Аттала III. В позднереспубликанский период Фракий­ский Херсонес занимал важное место в системе владений Рима, а затем перешел к Агриппе, который впоследствии завещал его Августу (Polyb. XXI, 48, 9, 10; Cic. De leg. agr., II, 50; Dio Cass. LIV, 29, 5). Грани­цы этого императорского домена, очевидно, охватывали большую часть полуострова, жители которой называли себя херсонеситами, прожива­ющими у Геллеспонта, в отличие от населения соседних городов, пользо­вавшихся автономией [5, р. 17, 379, п. 22]. К таким городам на Фракий­ском Херсонесе в первые века н. э. относились, в частности, Сестос и Каллиполис. Особым статусом обладала получившая при Адриане муниципальное право Кела вероятная резиденция императорской администрации на полуострове [5, р. 16, 17; 6, № 7380]. Упоминание о бывшем прокураторе императорского имения содержится в надписи начала II в. н. э., которая найдена на перешейке Фракийского Херсонеса вблизи античной Лисимахии [5, р. 17; 6, № 726; 7, р. 1069].

Proc(urator) A(ugusti) из вольноотпущенников фигурирует в по­священии [8, с. 165—166, № 3, обр. 149], происходящем из раскопок свя­тилища нимф в 0,5 км от сельской виллы первых веков н. э., открытой у с. Мадара Варненской области1. Здесь же был найден жертвенник с латинской надписью, где сохранилось слово «praes>> возможно, сокращение титула praeses provinciae, который с начала III в. н. э. носили провинциальные наместники. О том, что усадьба у с. Мадара могла быть центром императорского имения, свидетельствуют также обнаружен­ные на вилле фрагменты статуи императора и надписи со словами «Caesaris... libertus» [9, с. 104; 10, с. 60, заб. 47: 11, с. 85, 117, табл. 6].

'' Все упоминаемые в тексте современные населенные пункты находятся на терри­тории Болгарии.

Обязанности по управлению императорской земельной собственно­стью, по всей вероятности, выполняли во II в. н. э. префекты сальтуса, о которых идет речь в двух надписях из Эскуса, Марк Тиций Мак­сим [6, № 1421121 и Тит Флавий Валентин [12, s. 47, 48; 13, s. 100, 101]. Обращает на себя внимание очень высокое общественное положение этих должностных лиц. Оба префекта были в своем городе дуумвирами и квинквенналами, жрецами императорского культа, патронами ремес­ленных организаций, причем Тит Флавий Валентин покровительствовал ремесленникам не только в Эскусе, но и в одном из крупнейших городских центров Дакии Апулуме и, кроме того, являлся патроном колонии. Трудно предположить, что граждане, занимавшие столь почетное место в про­винциальном обществе, служили управляющими в имении частного лица. Следует также отметить, что именно с этой территории, из с. Габаре Михайловградской области, происходит посвящение Диане, сделанное виликом Александра Севера Домицианом [6, № 13722]. Таким образом, принадлежность сальтуса к юго-западу от Эскуса императору, по край­ней мере со II в. н. э., представляется весьма вероятной.

В тех случаях когда личные владения императора в провинции были невелики, они находились как правило в ведении провинциаль­ного наместника. Прокураторы отдельных поместий назначались обычно там, где императорский доминий достигал значительных размеров [10, с. 56]. Такое положение вполне могло сложиться в первые века н. э. и во фракийских землях, где источником императорского земельного фонда могли стать обширные владения племенных вождей и аристо­кратии, не избравших проримскую ориентацию. Однако конкретных данных об императорских доменах в Нижней Мёзии и Фракии, поми­мо уже приведенных, немного и они не всегда бесспорны.

В римское время во многих частных и императорских имениях функционировали мастерские, производившие строительную керамику В связи с этим обращают на себя внимание датируемые второй поло­виной II первой половиной III в. н. э. находки в северо-восточной Болгарии (на территории бывш. Шуменского и Тырговиштского окру­гов) кирпичей с клеймами, включающими в аббревиатуру сокращен­ное словосочетание Augustorum duorum: AVGG PRA (edium или -ta), AVGG MAR (cianum или -ciana), AVGG SARM (atianum или -atiana), AVGG AVXAN (ianum или -iana) [14, c. 25-31, обр. 1-3]. Отметим также, что сопутствующие обозначению AVGG сокращения MAR, SARM, AVXAN встречаются в ряде случаев и в виде самостоятельных аббре­виатур. Это позволяет предположить появление на востоке Мёзии им­ператорских доменов на месте существовавших здесь в более раннее время имений частных лиц [10, с. 59, 60].

Есть основания считать императорским и имение, находившееся в первые века н. э. в окрестностях античного Филиппополя во Фра­кии, в районе современного г. Хисар: в надписи, найденной у местного минерального источника, эта территория названа Vetus Augusta aria, что предполагает наличие и другого домена, именовавшегося, скорее всего, Nova Augusta aria [10, с. 61-62; 15, № 1477].

Возможность убедительно доказать принадлежность того или ино­го имения к личной собственности императора представляется доволь­но редко [1, р. 51]. Говоря об императорском землевладении во Фра­кии и Нижней Мёзии, болгарские исследователи обращают внимание на встречающиеся в данных античной топонимики названия, произ­водные от термина «сальтус». В качестве примеров обычно приводятся село Сальтус, находившееся в 30 милях от Филиппополя, между до­рожными станциями Ранилум и Киллы, упоминание о котором в источниках относится к началу IV в. н. э. [16, с. 386-388], и крепость Сальтупюргос между Кандидианой и Дуросторумом в Нижней Мёзии, известная из сочинения Прокопия [Procop. De aed., IV, 7, 10; 10, с. 60]. Действительно, подобные наименования, в случае если они не являют­ся производными от фракийского слова «источник», могут указывать на то, что носившие их населенные пункты располагались на месте зе­мельных владений значительного размера или в непосредственной близости от них [10, с. 61, 62, заб. 48, 54]. Однако сальтусом могло называться как императорское, так и частное имение [17, Sp. 2053]. И если принадлежность императору земель у села Сальтус находит подтверждение в надписи III в. н. э. из Килл, где упоминаются отвечав­шие за доходы от императорского имения EIIIKTHNITHX Прокл и его К.ОЛЛНГА Евтихиан [15, № 1519], то мнение Б. Герова о связи с императорскими владениями и названия Сальтупюргос обосновано лишь фактом размещения этой крепости на лимесе, а такая аргумента­ция не может быть признана достаточно убедительной.

Состояние источниковой базы не позволяет дать однозначный ответ на вопрос о том, как была организована производственная деятельность в восточнобалканских имениях императора, труд каких категорий на­селения в них использовался.

Известно два основных варианта организации обработки импера­торских земельных владений. Один из них был основан на эксплуата­ции рабов, трудившихся под управлением императорских виликов. Во втором случае земли сдавались в аренду местному населению, при­чем в ряде районов, например в Проконсульской Африке, широко прак­тиковалась субаренда, при которой связующим звеном между импера­торским прокуратором и рядовыми нанимателями был ответственныйарендатор-кондуктор [1, p. 44-52; 4, s. 129-131, 137, 138]. В принципе допуская возможность отношений аренды в восточнобалканских доме­нах императора, В. Велков между тем утверждает, что здесь, особенно на территории Нижней Мёзии, нашел самое широкое применение раб­ский труд. Подтверждение своей гипотезе исследователь находит в уже приведенных, а также других упоминаниях об императорских, по его мнению, виликах и акторах [9, с. 73, 74, 96, 100, 101, 104; 16, с. 386­388; 18, с. 33]. Однако, во-первых, связь некоторых из них [6, № 142112; 15, № 1537; 18, с. 33, № 2] с императорскими владениями представляется сомнительной: более вероятно, что эти люди находились на службе у частных лиц. Во-вторых, существование вне Италии, на территории провинций, императорских доменов, строивших свою экономику пре­имущественно на рабском труде, хотя и находит отражение в источниках, представляет скорее исключение из общего правила, согласно которому основная часть земли сдавалась в аренду [1, р. 50-52; 4, s. 129, 136]. Тем более маловероятным представляется наличие таких имений во фракийских землях, где, как признает и сам В. Велков, развитие рабовладельческих отношений существенно осложнялось рядом сдер­живающих факторов.

Хотя, как уже отмечалось, вопрос о характере рабочей силы в восточ­нобалканских владениях римских императоров не может быть в нас­тоящее время решен окончательно, при его постановке целесообразно учесть опыт изучения истории императорских доменов на территории Малой Азии, где даже при достаточно широком распространении рабо­владения в первые века н. э. сохранились и продолжали играть важную роль (как и во фракийских селах) общинные отношения [19; 20]. Как показало исследование И. С. Свенцицкой, в малоазийских имениях импе­раторов «основными производителями ... в течение IIII вв. были юри­дически свободные земледельцы, которые находились или з индивидуаль­ной поземельной зависимости ... или в коллективной пообщинной зави­симости» [2, с. 54]. В случае если императорские земли арендовала общи­на, связь между поместной администрацией и нанимателями осуществля­лась через общинных должностных лиц, что позволяло обойтись без посредничества кондукторов упоминаний о них в Малой Азии, как и в восточнобалканских провинциях, нет. Что же касается императорких отпущенников и рабов, то они в данном случае входили в состав аппа­рата управления имением и не занимались непосредственным надзором за работающими земледельцами [2, с. 43]. Думается, сходная картина впол­не могла наблюдаться и во фракийских землях.

В заключение характеристики императорской земельной соб­ственности в северо-восточной части Балканского полуострова следуетотметить, что с юридической точки зрения как доминий императора рас­сматривались и земли, отведенные расквартированным в провинциях римским войскам (4, s. 143, 144]. Часть земель в пределах лагерных территорий раздавалась ветеранам и гражданскому населению, в обя­занности которых входило обеспечение воинской части продовольствием. Земли же, не служившие непосредственно решению этой задачи, могли сдаваться на различных условиях в аренду местным жителям. Особен­но характерным землевладение воинских частей, несомненно, являлось для Нижней Мёзии, где на протяжении всего периода римского господ­ства, в отличие от Фракии, размещались значительные воинские кон-тингенты, однако размеры отдельных лагерных территорий, видимо, были относительно невелики [10, с. 20-29, 84, 96-98].

Таким образом, в первых веках н. э. часть фракийских земель находилась в личной собственности римского императора. В настоя­щее время с достаточной определенностью можно говорить о суще­ствовании императорских земельных владений на Фракийском Херсо­несе и территории Филиппополя во Фракии, а также в районе антич­ного Эскуса и бывш. Тырговиштского и Шуменского округов Болга­рии в Нижней Мёзии. По всей вероятности, императорам принадле­жали и другие земли на северо-востоке Балканского полуострова, од­нако надежных данных об этом нет. Поэтому проследить динамику изменения размеров императорского земельного фонда в Нижней Мёзии и Фракии, сопоставить ее с аналогичными процессами в других районах империи, где на протяжении первых веков н. э. наблюдается тенденция к постепенному расширению императорского доминия, пока не представляется возможным. Учитывая сохранение во фракийских землях в период римского господства сильных общинных традиций при относительно невысоком уровне развития рабовладения и данные об устройстве императорских имений в других провинциях, можно предположить, что организация хозяйственной деятельности в восточ­нобалканских владениях императора базировалась преимущественно на отношениях аренды, и труд лично свободных земледельцев преоб­ладал в них над рабским.

Литература

1. Crawford D. Imperial Estates / / Studies in Roman Property. Cambridge, 1976.

2. Свенцицкая И. С. Положение земледельцев в императорских доменах Малой Азии / / Вести, древн. истории.1973.— № 3.

3. His R. Die Domanen der romischen Kaiserzeit. Lpz., 1896

4. Hirschfeld O. Die kaiserlichen Verwaltungsbeamten bis auf Diocletian.Berlin, 1905.

5. Jones A. H. M. The Cities of the Eastern Roman Provinces. Oxford, 1937.

6. Corpus inscri ptionum Latinarum / Ed. Th. Mommsen. Vol. 3.— Berlin, 1873-1902.

7. Pflaum G. H. Les carrieres procuratoriennes equestres sous le Hautempire romain. T. 3.— Paris, 1969.

8. Дечев Д. Антични надписи / / Мадара: Разкопки и проучвания. Кн. 1.— София, 1934.

9. Велков В. Робството в Тракия и Мизия през античността. София, 1967.

10. Геров Б. Земевладението в римска Тракия и Мизия (І-Ш в.) / / Годишник

на Софийский ун-тет. Фак-тет по класически и нови филологии.— 1977.— Т. 72. Кн. 2.

11. Дремсизова-Нелчинова Ц. Вилата край с. Мадара, Шуменски окръг / / Раз-

копки и проучвания.— 1984.— Кн. II.

12. Ivanov Т. Die neusten Ausgrabungen in Oescus / / Das Altertum.— 1977. Hft. 1.

13. Mrozewicz L. Rozwoj ustroju municypalnego a postepy romanizacji w Mezji Dolnej.— Poznan, 1982.

14. Морфова 3. Римски частий и императорски тухли и керемиди с печати от Северо-Източна България / / Археология.— 1971.— Кн. 3.

15. Mihailov G. Inscriptiones Graecae in Bulgaria repertae. Vol. 3. Fasc. 1.— Serdicae, 1964.

16. Велков В. Агиографски данни за историята на Тракия от IV в. / / Известия на институт за история.— 1964.— Кн. 13-14.

17. Kubler В. Saltus / / Paulys Real-Encyclopadie der classischen Altertum-swissenschaft. Stuttgart. Hbd. 18.

18. Велков В. Кьм въпроса за аграрните отношения в Мизия през II в. от н. е. // Археология.— 1962.— Кн. 4.

19. Голубцова Е. С. Очерки социально-политической истории Малой Азии в IIII вв. (Независимая сельская община). М., 1962.

20. Голубцова Е. С. Сельская община в Малой Азии. III в. до н. э. III в. н. э. М., 1972.

Страницы:
1 


Похожие статьи

А П Мартемьянов - Императорские земли в нижней мезии и фракии локализация управляющий и рабочий персонал

А П Мартемьянов - О налогах и повинностях крестьянства фракийских земель

А П Мартемьянов - К вопросу о роли ремесленного производства в жизни фракийских земель в первых веках н э

А П Мартемьянов - Культурные растения фракийских земель в первых веках н э